SA_CL

"Нас [украинцев] мало и мы, к сожалению, тупеем"

https://ria.ru/20191204/1561938752.html

Царская Россия "столетиями выхолащивала интеллектуальный потенциал украинцев, агрессивно подавляя любые попытки нашего народа развивать собственную науку, культуру и искусство". Такой же политики якобы придерживалась и советская власть, которая "переманивала лучшие умы и яркие таланты" с Украины, утверждает эксперт.
При этом Компан посетовал, что после 28 лет "независимости и майданов" украинские власти продолжают "дело Ленина-Сталина", в то время как страна "очень быстро погружается во мрак незнания, необразованности и отсталости".
SA_CL

Холмогорова: Закон о семейном насилии нарушает базовые принципы прав

https://vz.ru/opinions/2019/12/2/1011333.html

Защищать тех, против кого совершены несомненные преступные действия, кто подвергается явной опасности и нуждается в защите, этот закон отказывается. Вместо этого – предлагает преследовать и карать за деяния, которые ни одним законом РФ не запрещены.
Законопроекта «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации» общество ждало с нетерпением. Тема этого закона – из тех, что почти у каждого вызывают горячий отклик. Несколько недель кипели страсти: проводились митинги «за и против», сторонники и противники будущего закона спорили, не стесняясь в выражениях.
Одни называли оппонентов иностранными агентами и врагами семьи, другие – садистами, мечтающими безнаказанно бить жен и детей. В этом шуме почти терялся голос рассудительных людей, предлагавших не спорить о том, чего никто еще не видел, а сначала дождаться, когда будет опубликован проект закона.
Наконец, долгожданный проект вышел в свет. Все ахнули. Только совсем не радостно. Вылупилось из яичка какое-то чудо-юдо, на которое не только противники, но и горячие сторонники закона смотрят с ужасом.
Главное, что произошло с этим законопроектом за время путешествия в Совет Федерации и обратно: он начисто утратил смысл.
Всю дорогу речь шла о борьбе с семейным / домашним насилием. Предполагалось: этот закон будет защищать членов семей, страдающих от того, что буйные домочадцы чешут о них кулаки, истязают и издеваются над ними. Положит конец существующей печальной практике, когда избитая жена должна сама собирать против мужа доказательства и сама вести против него дело в суде, при этом продолжая жить со своим мучителем в одной квартире. Убережет от беды тех, за кем с криком: «Будешь моей или ничьей!» – гоняются агрессивные «бывшие». Прекратит поток историй о том, как у людей, замордованных собственными родственниками, в полиции не берут заявления, отказываются приезжать на вызовы, отвечают «это ваше семейное дело, разбирайтесь сами» – пока дело не кончается кровопролитием и трупами.
В подтверждение того, что такой закон нужен, приводились страшные истории об изощренном издевательстве, садизме, пытках – о том, до каких адских глубин может довести человека чувство безнаказанности.
Маргарите Грачевой муж отрубил руки. Анастасию Ещенко любовник застрелил во сне, расчленил пилой и попытался утопить в Мойке по частям. Над сестрами Хачатурян много лет издевался родной отец, истязал и насиловал, пока они, отчаявшись, его не убили.
Всего этого, говорили нам, можно было бы избежать, если бы работал закон против насилия! Вот он, этот закон. И в самом его начале написано черным по белому:
Для целей настоящего Федерального закона используются следующие основные понятия: семейно-бытовое насилие – умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления...
То есть: ни к отрубанию рук, ни к избиениям кулаками, ногами и подручными предметами, ни к изнасилованиям, ни к попыткам зарезать или задушить, ни даже к угрозам убить или покалечить этот закон не относится и их не рассматривает. Ведь все это уголовные преступления.
Не рассматривает он даже пощечину или подзатыльник: это уже побои, правонарушение административное.
Так что бедолаги, которых лупят мужья, родители или взрослые дети, пусть расслабятся и постараются получить удовольствие. Этот закон и все предлагаемые в нем защитные меры – пристальное внимание полиции, убежища, охранные ордера – не для них.
«Семейно-бытовым насилием», с которым этот удивительный законопроект намерен бороться, он называет нечто совсем другое.
А что именно – понять невозможно.
«Причинение физического страдания», которое не является ни преступлением, ни даже правонарушением – это как? За косичку дернуть? Кнопку на стул подложить? Неделями не мыться, чтобы домочадцы страдали от твоего запаха?
С «психическим страданием» и «имущественным вредом» все еще загадочнее. Это крайне расплывчатые понятия. Точнее, каждое из них представляет собой целый спектр понятий: на одном конце – явления зловещие и опасные, на другом – совершенно безобидные.
Издеваться, унижать, запугивать, склонять к самоубийству – значит причинять психическое страдание. И сказать: «Вася, что же это ты опять не вынес мусор?» – тоже значит причинить психическое страдание. По крайней мере, если сказать с выражением, чтобы Васе стало стыдно.
Когда домашний тиран в припадке ярости уничтожает любимые вещи жены – он наносит ей имущественный вред. Когда жена берет из семейной заначки деньги на новые сапоги, хотя муж считает, что можно еще и в старых походить – она тоже наносит мужу имущественный вред.
Никаких пояснений, как отличить злокачественное и опасное «причинение страдания и вреда» от обычных бытовых трений между близкими, мы в законе не находим.
Мало того: насилием объявляется не только само «причинение страдания и вреда», но и угроза его причинения («еще немного, и я назову тебя свиньей!»). А пострадавшими от насилия – не только те, кто, собственно, от него пострадал, но и те, «в отношении которых есть основания полагать, что им вследствие семейно-бытового насилия могут быть причинены физические и (или) психические страдания и (или) имущественный вред».
У кого «есть основания полагать»? Какие основания? О ком и о чем это вообще?
Любой человек, контактирующий с любым другим человеком, теоретически может причинить ему психические страдания. А если они общаются лицом к лицу, то и физические. Есть только два способа исключить такую вероятность: убить всех людей или погрузить человечество в кому. Пока все мы живы и в сознании – «под подозрением» каждый.
Но и этого мало. Дальше в законопроекте говорится, что полиция и другие властные инстанции обязаны незамедлительно реагировать на сообщения не только о фактах «семейного насилия», но и об угрозе такового. То есть на угрозу угрозы того, что кто-то кому-то причинит психическое страдание!
И вся эта безумная кафкианская конструкция опирается на... добрую волю участкового. Именно он, явившись по вызову или по сигналу от третьих лиц в семью, должен «незамедлительно» определить, происходит ли там семейное насилие (то есть причинение психического страдания, или угроза его причинения, или угроза угрозы... и так далее). На глазок. И так же «незамедлительно» принять меры.
Это болезненный бред, нарушающий базовые принципы юриспруденции. Бессмысленно обсуждать отдельные детали этого законопроекта или пытаться вносить в него поправки, когда в самом его начале, словно слон посреди комнаты, торчит: «Пойдем туда, не знаем куда, запретим то, не знаем что!». Фраза «Не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления» – уничтожает этот закон и топчет в прах все благие намерения его сторонников.
Защищать тех, против кого совершены несомненные преступные действия, кто подвергается явной опасности и нуждается в защите, этот закон отказывается. Вместо этого – предлагает преследовать и карать за «умышленные деяния», которые ни одним законом РФ не запрещены, у которых нет определений, про которые вообще невозможно понять, о чем речь.
Согласно этому закону, вмешательство государства в семейные конфликты теперь будет выглядеть так.
Допустим, жена назвала мужа козлом, а он за это сломал ей три ребра. Ее ребрами «закон против насилия» не интересуется. Это уголовное преступление, так что его расследуют по старым правилам, согласно классическому принципу: «Вот убьют, тогда придете». Ни убежища, ни изоляции от мужа, ни особого внимания полиции или поддержки государства пострадавшей не положено. Но вот за то, что она причинила мужу психические страдания, обозвав козлом... о, тут ей мало не покажется!
Если этот безумный закон будет принят, у государства появится совершенно буквальная возможность портить гражданам жизнь ни за что. В прямом смысле.
SA_CL

Оксана Пушкина: Возможно, я стерва, зато все могу

Неужели протолкнуть Закон о разрушении семьи тоже сможет?
ххххххххххххххххххх
О некоторых фактах биографии и нюансах профессии Оксана согласилась рассказать «Собеседнику».

«Не люблю троечников и лентяев»

– Вы, конечно, звезда, Оксана, но понятно, что программу, которая на плаву уже столько лет, вы делаете не одна.
– Много лет рядом со мной первый помощник и директор программы Елена Богатова. Вторая моя надежная помощница – Наталья Гаврилина. По большому счету втроем – Лена, Наташа и я – мы делаем еженедельную тридцатиминутную программу. Кстати, когда я смотрю финальные титры других передач, схожих по жанру с «Женским взглядом», удивляюсь, откуда так много фамилий и чем заняты все эти люди.
– Однако женщины – работницы не особенно пунктуальные, дом для них важнее работы... Опаздывают, наверное, постоянно?
– Одно из условий совместной работы в «Женском взгляде» – пунктуальность. Я, например, не понимаю, что значит пробки на дорогах. На работе нужно быть вовремя. Не успеваешь, встань на два часа раньше.
– Говорят, вы жесткий руководитель, не в этом ли секрет высоких рейтингов программы?
– Стабильно высокий рейтинг программы зависит прежде всего от высококачественного телевизионного продукта. Соответственно, будучи профессионалом в своем деле, ты требуешь подобного отношения к работе и от других. Терпеть не могу троечников, халтурщиков и лентяев. Болит голова – таблетку с утра – и вперед с песней! Мое жизненное кредо: человек может все. Не почти все, а все! Возможно, я стерва. Но, как правило, все толковые начальники-женщины слывут стервами среди сотрудников. И это неплохая характеристика, если ты руководишь. Впрочем, воспитание корректирует модель поведения. Я умею признавать ошибки и просить прощения, если не права. А срывы бывают, потому как рабочий ритм очень жесткий. Выходных у меня нет. Через день съемки по 10–12 часов. Один день в неделю я выделяю себе для написания сценария программы. В выходные по 12–14 часов телевизионный монтаж. Поэтому нет ничего удивительного в том, что юные журналисты-практиканты, мечтающие работать в «Женском взгляде», не выдерживают и недели в таком ритме.

«Новодворская и Боннэр стали открытием»

– Известные люди, которых вы приглашаете, всегда соглашаются быть героями программы?
– Обычно соглашаются, хотя и не всегда. Вот, например, Людмила Гурченко говорит, что очень программу уважает, но ее жизнь в тридцать минут не уложится. К счастью, в мире хватает людей, чьи судьбы заслуживают внимания. К тому же есть немало героев программы, возвращаться к которым и через 10 лет не менее интересно, это уже другая история.
– А как с гостями, которых предлагает руководство – наверняка они тоже бывают?
– Я этого не люблю, но один раз переступила через себя, давно, когда только пришла на НТВ. Формат канала требовал других героинь, помимо Софии Ротару и Аллы Пугачевой. Мне предложили бросить свой «женский взгляд» на Валерию Новодворскую и Елену Боннэр. Этих женщин я очень уважаю, но скажу откровенно – это не круг моего общения. А передачи, как ни странно, получились удачными. И героини оказались для меня из серии «человеческих открытий».

«Я пожелала Ягудину девушку, похожую на меня»

– Вы много лет жили в Америке [В 1993 году уехала на стажировку в Сан-Франциско, там же стала работать корреспондентом и координатором на телеканале ABC. Изучив менеджмент и маркетинг частных телевизионных станций, в 1997 году вернулась в Россию.]. Изменило ли это ваше мировоззрение?
– Я вернулась из Америки рациональным человеком, прагматиком. Я научилась жить по законам, а не по понятиям. Американский опыт считаю, пожалуй, самым ценным в своей жизни. Всем, кто стонет и думает, что у нас ужасная страна, очень полезно было бы пожить в Америке.
– В шоу «Звезды на льду» вы танцевали в паре с Алексеем Ягудиным. Наверное, общее американское прошлое помогло вам во взаимопонимании?
– Помогло. Мы с Лешей вообще-то очень похожи. Оба эгоцентричны, оба привыкли доверять только себе. В Америке ведь именно так – никто ни на кого не рассчитывает, только на себя. Я быстро поняла, что имею дело с русско-американским гибридом: очень самостоятельным, честолюбивым, амбициозным. А вообще Ягудин всем своим видом показывал, что он звезда, хамил на грани фола. У нас были конфликты, некоторые говорили: «Зачем вы вынесли отношения на экран? Или это все-таки игра?» Никакой игры не было, просто я пресекла его некорректность прилюдно. И когда Леша услышал, что говорят люди, он взял себя в руки. Потом все постепенно наладилось. Но нет худа без добра, эта история сделала нас одной из самых харизматичных пар проекта. Я даже пожелала Леше девушку, похожую на меня – сформировавшуюся личность с сильным характером, а не такую, чтобы заглядывала в глаза.
– Зачем вам, известной телеведущей, вообще понадобились все эти танцы на льду? И не трудно ли это? У вас ведь были проблемы со здоровьем после злосчастных «уколов красоты».
– Откровенно говоря, встала на коньки, чтобы убежать от горьких мыслей. Хотя под гримом проблемы с лицом не очень заметны, кожа постоянно воспаляется. Следствие по моему делу продолжается: многочасовые допросы, очные ставки и т.д. и т.п. Впереди суд. Но каким бы ни был исход моего судебного процесса, я обязательно сделаю документальный фильм о врачах-шарлатанах и вопиющей коррупции в Минздраве РФ. Если бы я не отвлеклась на ледовое шоу, не переключила бы свои эмоции, то, возможно, свихнулась бы. Неплохо как-то сказала Алла Пугачева в «Женском взгляде»: «Нет счастья – придумай его». Нет позитивных эмоций – сотвори их сам! Это, конечно, была авантюра, но она была мне нужна.

«Профессии научил муж»

– Оксана, а фигура у вас от природы хорошая или это тоже воля и труд?

– Чудес не бывает. Каждый день по два с половиной часа я занимаюсь, попросту говоря, физкультурой: бегаю, прыгаю, гнусь, качаюсь. После четырех – не ем. Было время, когда я весила 96 килограммов. После родов очень располнела: упала беременная, сломала копчик и почти год была прикована к постели. Соблюдала разные диеты – ничего не помогало. И тогда вспомнила свою сокурсницу по журфаку. Будучи девушкой весьма и весьма нехуденькой, она привела в порядок фигуру за одно только лето. «Девочки, после шести умри, но не ешь. Максимум – чай», – говорила она. Надо просто меньше есть и больше двигаться. А вообще в 13 лет я была мастером спорта по художественной гимнастике. К спорту приучил отец, он тренер по легкой атлетике.
– И ваш сын – спортсмен?
– Да. Он пловец. Два раза в день по 2 часа тренируется. В сентябре 2006 года он стал первокурсником Академии народного хозяйства при правительстве РФ. Изучает менеджмент и маркетинг. Современный самостоятельный молодой человек. Мы слушаем одну музыку, читаем одинаковые книжки, смотрим одинаковые фильмы.
– С сыном вам повезло, а с мужем ?
– А с мужем – еще больше. Когда-то я пришла к нему на практику на ленинградское телевидение, в «Молодежную редакцию». Он научил меня профессии. Спустя два года у нас начался «служебный роман». Мы вместе уже более 20 лет. Муж оставил журналистику. Занимается бизнесом, но и по сей день в телевизионном мире он – самый авторитетный для меня человек. Сценарий каждой программы я доверяю рецензировать только ему.
– А я думала, что профессии вас научила мама – она ведь тоже журналист?
– Мама – журналист с 45-летним стажем. Когда-то работала собкором программы «Время» по Карелии. Сегодня она – одна из самых известных ТВ-журналистов в Петрозаводске. До сих пор ездит на съемки, создает телевизионные очерки. Кстати, мама обладает уникальными пробивными способностями. Поднимет полмира, если я ей не дам о себе знать. Однажды, отправляясь в командировку в Чечню, я забыла ей позвонить. Каково же было мое удивление, когда в самый разгар интервью с Рамзаном Кадыровым его помощник передал мне телефон. В трубке – голос моей мамы. К счастью, Рамзан ситуацию воспринял с пониманием.
– Вашей программе уже или еще 10? Сколько еще и что потом?
– Впервые после долгой американской командировки я появилась на экране ЦТ в сентябре 97-го в спецвыпуске программы «Взгляд» с фильмом «Возвращение Ирины Родниной». После чего почти два года я рассказывала «Женские истории» на ОРТ. Потом – перешла на НТВ. Мне повезло, что я нашла нишу, в которой уверенно себя чувствую. А поскольку суть журналистики – рассказывать людям истории, то в профессии надеюсь быть долго. На мой век историй хватит.

Малоизвестные факты из жизни
Оксане, приличной девочке из хорошей семьи, в детстве нравилось «ходить по лезвию бритвы». Утром – отутюженная форма, огромный бант и туфли на платформе, а вечером – рваные джинсы и веселые компании с местными карельскими цыганами. Однажды «примерную девочку» Оксану чуть не забрали с цыганскими друзьями-мальчишками в милицию за... ограбление киоска с сигаретами.
Студенткой журфака ЛГУ Оксана подрабатывала на молочной кухне уборщицей – вставала в шесть утра и мыла рефрижераторы, потом переодевалась и бежала на первую пару. После занятий шла на дискотеку и возвращалась, только натанцевавшись до упаду.
С мужем (в прошлом телеведущим, а ныне успешным бизнесменом Владиславом Коноваловым) познакомилась на питерском телевидении. Написала письмо в программу, где будущий муж рассказывал о судьбах детей разведенных родителей – поделилась собственным жизненным опытом. Приехав из Америки в Москву, поначалу Пушкина жила у подруги Ирины Родниной. Возвращаясь, мечтала купить квартиру в центре и стать звездой. Обе мечты осуществились: звездой помогло стать ТВ, а квартиру в центре Оксана купила на свои деньги.

ххххххххххххххххххххх
Текст проекта закона о семейном насилии.
http://council.gov.ru/services/discussions/themes/110611/
SA_CL

Борис Джонсон заявил, что нет никаких доказательств о вмешательстве России в голосование по Брекситу

Борис Джонсон в ходе дебатов отверг предположения о том, что вмешательство России повлияло на результаты референдума о выходе Великобритании из состава ЕС. Об этом он заявил, отвечая на вопрос, когда правительство страны опубликует доклад о действиях Москвы, сообщает Sky News.

«Нет никаких доказательств того, что было вмешательство России в какое-либо голосовании в Великобритании. Вся эта идея о том, что кто-то повлиял на решение миллионов людей, сравнима с теорией о бермудском треугольнике», - заявил Джонсон

https://www.rbc.ru/politics/23/11/2019/5dd898ae9a79475459b0e21c?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop&utm_referrer=https%3A%2F%2Fyandex.ru%2Fnews
Моряк-шотландец

Деньги для Байдена и Керри



В сеть попали документы, указывающие на то, что с Украины выводились существенные деньги для выплат сыну Байдена и бывшему главе Госдепа Джону Керри, а также его родственникам.

Согласно Майклу Кудри и сообщению The Federalist Papers , фондом взяток управляют бывший госсекретарь Джон Керри, Джон Керри-младший, другой член семьи Керри и Хантер Байден.
«Утечка документов из Генеральной прокуратуры Украины указывает на сложные денежные переводы из иностранных источников в фонд, которым владеют и управляют Девон Арчер, Джон Керри-старший, Джон Керри Джуниор, Хайнц-младший и Хантер Байден», - сказал он. ,
«По данным Департамента финансового мониторинга (контрразведки) Латвии, следующие суммы денег были получены от Burisma Holding Limited (Кипр).

Collapse )